Поиск по сайту

Аккультурация иммигрантской молодежи в европейском образовательном пространстве

Автор: Вульфсон Борис Львович, доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент РАО, гл. научный сотрудник ИТИП РАО, г. Москва


Источник: http://gigabaza.ru/doc/139714.html


Аккультурация иммигрантской молодежи – новая проблематика для педагогической науки. Она никак не отражена в педагогической классике, поскольку до относительно недавнего времени объективно не вставала задача специальной организации обучения и воспитания детей мигрантов. Теперь такая задача приобрела важное значение для многих стран, в том числе и для России.

Проблемы миграции находятся на пересечении ряда наук: культурологии, социологии, политологии, демографии. Ознакомление с их результатами позволяет более глубоко проанализировать собственно педагогические аспекты. Они в какой-то мере освещались в монографиях и учебных пособиях И.В. Балицкой, Е.В. Бондаревской, С.К. Бондыревой, В.П. Борисенкова, О.В. Гукаленко, Ю.С. Давыдова, А.Н. Джуринского, Л.Л.Супруновой, в работах ряда зарубежных авторов. Защищено несколько содержательных диссертаций. Появился новый термин - «мигрантская педагогика». Но ряд важных аспектов этой проблематики требует дальнейшего изучения. При этом несомненный интерес представляет зарубежный опыт. В настоящей работе, проводящейся в рамках сравнительной педагогики, главное внимание уделяется аккультурации азиатской и африканской иммигрантской молодежи в странах Западной Европы и намечаются линии сопоставления с миграционными процессами в России.

В результате массовых международных миграций в Европе сложились многочисленные диаспоры выходцев из Африки и Азии. Подросло уже второе и даже третье поколение, которое родилось здесь либо прибыло в Европу в раннем возрасте. Рождаемость в семьях иммигрантов выше, чем у коренного европейского населения. Число их детей растет относительно и абсолютно.

Перед правительствами и общественностью принимающих стран встают трудные вопросы: как адаптировать все увеличивающуюся массу пришельцев к европейским условиям жизни, труда, учебы? Наибольшее внимание, естественно, уделяется молодежи. «Дети-мигранты» - это особая социально-психологическая категория со своими специфическими признаками. Ребенок оказывается на рубеже двух культур. В европейском городе дети иммигрантов теряют традиционные нормы поведения (не всегда худшие), а перенимают правила и обычаи поведения детей аборигенов (далеко не всегда лучшие). Ситуация осложняется религиозным фактором. В Западной Европе ислам стремится противостоять христианству – религии основной массы коренного населения.

Иммигранты, исповедующие ислам, стараются селиться вместе, создают свои замкнутые сообщества, живущие по установкам шариата. Многих молодых людей, включая и детей школьного возраста, исламским радикалам удается привлечь под свои знамена. Фактически в европейских странах появились этнические и конфессиональные группы «внутреннего врага». Острые конфликты возникают и на поле образования.

В поисках путей решения проблем аккультурации иммигрантской молодежи первостепенная роль отводилась мультикультурному (поликультурному) образованию. Ряд зарубежных и российских педагогов рассматривают его как важное направление общего образования, как необходимое условие подготовки всей молодежи к жизни в современном мире.

Термин мультикультурализм вошел в научный лексикон в середине прошлого века. Существует много различных его определений. Не занимаясь сопоставительным анализом дефиниций, будем исходить из того, что мультикультурализм – политика, общественное движение и социокультурная доктрина, направленная на сохранение и развитие культурного разнообразия, этнической и конфессиональной специфики разных групп населения той или иной страны, на их мирное сосуществование и сотрудничество.

В течение нескольких десятилетий мультикультурализм являлся в ряде стран Запада официальным направлением государственной политики; на него возлагались большие надежды как на фактор, способствующий гражданской консолидации. Но «гладко было на бумаге»… На рубеже ХХ и ХХI веков наступило время критического осмысления и адекватной оценки идеологии и практики мультикультурализма. Все более наглядно обнаруживалась его внутренняя противоречивость: он может как способствовать, так и препятствовать социокультурным интеграционным процессам. «Безразмерный» мультикультурализм, понимающийся как сумма самоценных, неприкосновенных и равных этнокультур, ведет к гражданской дезинтеграции, к этническому сепаратизму, препятствует формированию патриотического сознания всей молодежи страны, закрепляет замкнутость иммигрантских анклавов европейских мегаполисов, способствует возрождению там таких архаических черт традиционного восточного образа жизни, которые забываются уже на родине иммигрантов.

Мультикультурализм педалирует тезис о равенстве культур. Представляется, однако, что в области межкультурных отношений равенство и равноправие – не тождественные понятия. Культуры равноправны, но не равны. Они отличаются по степени своей развитости, по вкладу в общечеловеческую цивилизацию, по широте распространения. Но надо ли обсуждать различие между равноправием и равенством культур в этнически и конфессионально разнородной аудитории?

Основой мультикультурализма провозглашается толерантность. Она предполагает благожелательное знакомство с чужими мнениями и обычаями, стремление и способность проявить уважение к культурным и этическим ценностям других народов. Но расширительное толкование принципов толерантности содержит и опасности: крайний индивидуализм, гедонизм, ощущение вседозволенности в молодежной среде. Международный опыт свидетельствует, что подлинной толерантностью в этнических отношениях не обладает ни один народ, ни иммигранты, ни аборигены.

Доктрина мультикультурализма выдвигает задачу диалога культур. В некоторых отечественных и зарубежных публикациях утверждается, что диалог культур должен стать ведущим направлением развития теории и практики образования. С этим нельзя полностью согласиться. Плодотворный диалог предполагает взаимную терпимость, взаимоуважение, стремление понять оппонента и при этом воздерживаться от любых оценочных суждений в отношении той ли иной культуры. К такому диалогу готовы далеко не все и поэтому сфера его распространения не беспредельна.

Диалог культур закономерен и полезен в научном сообществе, в академических кругах, но вряд ли целесообразно вовлекать в него широкие слои населения, особенно учащуюся молодежь. Диалог требует относительно высокого уровня образованности и обшей культуры участников. Иначе он может свестись к взаимным обвинениям и упрекам, где у каждой из сторон окажется «своя правда». Представляется, что в учебных заведениях не следует ни обсуждать, ни сравнивать, ни, тем более, оценивать разные нормы и верования. По нашему мнению, нужно формировать доброжелательное безразличие к этнической и конфессиональной принадлежности соседа, сослуживца, соученика.

В странах Западной Европы предпринимаются разнообразные меры, направленные на решение проблем социализации и аккультурации иммигрантов. Создаются системы социально-экономической и правовой поддержки их семей. Организуются бесплатные курсы по изучению языка принимающей страны, расширяется охват детей иммигрантов дошкольным воспитанием, в школах создаются «классы выравнивания», программы профессиональной ориентации, специально предназначенные для иммигрантской молодежи, ведется индивидуальная работа педагогов и психологов с детьми иммигрантов и родителями учащихся.

Но успехи пока более чем скромны. В последние годы руководящие деятели западноевропейских государств отказываются от установок мультикультурализма и выдвигают на первый план не групповую, а индивидуальную интеграцию в единое гражданское общество, вне зависимости от этнической и религиозной принадлежности.

Миграционные процессы значительно интенсифицировались на постсоветском пространстве. После распада Советского Союза в новообразованных государствах началось ущемление в той или иной мере прав и интересов «нетитульных» народов. Самый многочисленный из них – русские. Они в первую очередь почувствовали на себе этнократические тенденции местных властей; дискриминационные меры наглядно проявились в сфере культуры, образования и особенно языка. Перед русскоязычными диаспорами, особенно в Средней Азии, встала крайне болезненная проблема выбора: либо с течением времени полностью раствориться в местной социокультурной среде, либо переехать в Россию, к чему особенно толкала тревога за судьбу детей. Переезжающие в Россию русские и русскоязычные - «мигранты особого рода», возвращающиеся в исторически родное для них социокультурное пространство. Оказавшись в российских школах, их дети не испытывают обычно никакого «культуршока». Но ситуация меняется. Все большую часть мигрантов в России составляют теперь выходцы из Средней Азии и Кавказа. Растет приток иммигрантов из Юго-Восточной Азии, очень далеких от наших социокультурных традиций. Отдаленные перспективы этого процесса пока нельзя даже себе представить. Но организация и содержание образования молодежи этих этносов уже сейчас начинают сталкиваться с непростыми вопросами.

При известной общности проблем иммиграции в Западной Европе и России выявляются и значительные различия. В Европе «чужаки» - в основном иммигранты, иностранцы. Поэтому все чаще ставится вопрос о регулировании потоков иммиграции, о ее сокращении, о селективном подходе. У нас же наиболее проблемными оказываются не иммигранты, а внутренние мигранты, прежде всего молодежь из северокавказского региона РФ. Их значительная миграция в центральные районы России происходила еще в советское время. Но тогда этот процесс регулировался административно, в частности, особым порядком прописки в крупных городах. Теперь российские граждане могут спокойно избирать место жительства на всей территории страны. Это порой усиливает межэтническое напряжение.

Планы организации специальных «классов русского языка» для иммигрантов как условие их последующей успешной совместной учебы с русскоязычными сверстниками не поддерживаются многими иммигрантскими семьями. Они, возможно, не знают самого слова сегрегация, но настороженно относятся к любым попыткам хотя бы временно обучать их детей изолированно от русскоязычных сверстников, рассматривают это как дискриминацию.

Сегодня русские составляют около 80% населения РФ. Видимо, нарастание иммиграционных волн будет понижать этот процент, но важно сохранить в нашей стране доминирующие позиции русской культуры. Представляется, что для успешной реализации этих целей необходимо четко уяснить фундаментальный вопрос – что мы хотим: чтобы иммигранты полностью растворились в русской культуре? Или чтобы они стали «двоекультурными»? Или, быть может, надо стремиться к созданию наднациональной общероссийской культуры? В какой мере это осуществимо? Результативные поиски адекватного решения проблемы в научном плане возможны лишь на широком междисциплинарном поле при синергетическом объединении усилий специалистов разных областей научного знания.


Аккультурация иммигрантской молодежи в европейском образовательном пространстве

Назад в раздел