Поиск по сайту

О русском языке и о вере в духовное единство славянских народов

Автор: Костюк А.И.


Мы плывем в океане тревог, сомнений начала третьего тысячелетия в поиске берега новой земли. И он где-то, конечно, обнаружится. Верю, что этот берег гигантски многолюден и многоголосен. В каждом голосе — свое, родное, вечное. О чем он, этот голос? Черпая вдохновение в прошлом и настоящем, он предугадывает будущее, создавая новый образ мира из элементов духа ...

Душа, духовное родство укрепляют в нас, людях, чувство мира как единого дома человечества. А зародыш этого чувства – врожденная любовь к «малой родине», к певучему, колыбельному голосу матери, к первому слову...

... Вначале было Слово. Оно содержало в себе неисчерпаемые запасы энергии, сил, мощи, готовые выплеснуться изнутри Его и заставить весь мир замереть от восторга. «Вот почему в томике стихов Пушкина или в романе Флобера, – писал М. Горький, – больше мудрости и живой красоты, чем в холодном мерцании звезд или в механическом ритме океанов, в шепоте леса или в молчании пустыни».

Мир, который меня окружает, – это мир детства, «розовых очков», романтики, влюбленности, нигилизма, беззащитности ... Меня окружают дети, не скрою, разные: видящие «свою зарю», талантливые от Бога и философствующие прагматики, не строящие иллюзий и мечтающие о славе, с ласковой грустью и с пустотой в глазах...

Более тридцати лет я, белорусская учительница из Гродно, иду рядом с ними, моими Дон-Кихотами и Донжуанами, Гамлетами и Отелло, любящими русский язык как прекрасную необходимость.

Более двадцати пяти лет убеждаю, что русский язык – основа основ духовной культуры, то волшебное орудие, с помощью которого сцепляются времена и поколения. Современных учеников, правда, не приходится убеждать: они обрусели еще в утробе матери, с молоком матери впитали в себя певучее русское слово.

Сегодня, в XXI веке, в Беларуси русский язык (наряду с белорусским) – государственный. Он, на первый взгляд, не нуждается в защите, потому что именно белорусы, как мне кажется, потеряли ощущение своего языка, языка дедов и прадедов. Белорусский язык остался языком наших прародителей, наших милых деревушек, где даже соловьи поют да деревья шепчутся по-особому, по-белорусски. Современный белорусский город звенит русской речью. Это она, сочная, яркая,

(о-го-го! с каким порой смыслом) птицей летит, врывается, поет, отворяя и захлопывая двери наших домов и широких душ.

Кому-то от этого грустно. Мне – нет! Я горжусь, что моя страна дает право выбора слушать передачи на любом языке, читать прессу ту, которая ближе, понятнее… Я, как учитель-филолог, выбираю на русском.

Что тут поделаешь... Люблю русский, но не перестаю удивляться чуду родной речи. Только родное слово, познанное и постигнутое в детстве, может наполнить душу поэзией, рожденной опытом народа, пробудить в человеке первые росточки национальной гордости, доставить наслаждение многомерностью и многозначностью языка предков.

Для меня русский язык в такой же степени родной, как белорусский, родной с детства, родной на всю жизнь. Поэтому и хочется (как пишет моя ученица в конкурсном сочинении о русском языке) «завернуть его в платочек, как Иван-царевич лягушку, и с благоговением прижать к груди. Защитить...» От кого? От чего? Наверное, от перемен. От перемен в жизни, обществе. От перемен в умах и сердцах.

Учитель-русист понимает, что сегодня основным объектом и целью описания языка в школе становится не сама по себе система языка, а личность ученика с его ценностями, мотивами, осваивающая язык как культурное наследие. При этом основными единицами обучения языку становится слово, текст и коммуникативная модель. А текст, как ни грустно, уходит из школы.

Современный ученик не знает, кто такой и откуда взялся «какой-то» Дон-Кихот, которого так часто упоминают взрослые. Нет, это не современный герой! Пусть он куда-то стремится, что-то ищет, кому-то помогает, кого-то защищает. У него все равно ничего не выйдет…

Все меньше часов в белорусской школе остается на язык и литературу. К великому сожалению, во втором полугодии в старших классах — один час литературы, немного больше языка.

Какую методику применить современному русисту, изучая за 135 минут в 10 классе А.Н.Островского (стыдно писать за три часа), за 45 минут - русскоязычную литературу Беларуси (8 класс), за 225 минут – И.С.Тургенева «Отцы и дети», стихи в прозе...

Работаю в школе давно, поэтому помню, когда 22 урока были вместе с Андреем Болконским и Наташей Ростовой – были с Толстым! Теперь только 12...

Новый учебник «Русская литература» (1 часть и 2-ая тоже) для 5 класса весит – в прямом значении этого слова – 256 граммов. Наши уважаемые составители оставили только обложки. (Пусть простят, конечно, немного утрирую). Хочется кричать от таких перемен: – Верните Пришвина! Всех верните!

Над произведением в кратком изложении дети не плачут... А ведь когда-то плакали!

Цитирую отрывок из учебника для 5 класса. М.М.Пришвин «Кладовая солнца»… 5 глава. «В этой главе говорится о леснике и охотнике Антипыче, его умной собаке Травке. Мудрый старик обещал повествователю и его знакомым рассказать, что есть правда, какая она, где живет и как найти. Он обещал, когда будет умирать, перешепнуть эту тайну Травке, большой рыжей собаке с черным ремешком по всей спине».

Удивительно ли, что на таком кратко изложенном духовном корме дети вырастают лишенными каких-то важных душевных струн, с этой «обкраденностью» проживают жизнь и уходят, порой так и не узнав правду.

...Вот и приходится нам, русистам, идти в обход программ, учебников, чтобы успеть «перешепнуть правду» своим ученикам. При всем этом наши чудо-ученики знают (!) русский, любят его, побеждают в конкурсах, международных олимпиадах, сдают централизованное тестирование на 100 баллов, пишут книги, публикуются. Вместе с нами, учителями, творят чудеса, «поддерживают» «великий и могучий» и служат ему «опорой».

Окрыленная и счастливая, увешанная подарками, возвращалась в 2008 году из Смоленска Леночка Ярошевич, игриво сообщая: «Диплом I степени, музыкальный центр, флэш-карта и это еще не все...» А я, счастливая учительница, с гордостью думала: «Не зря работаю, если белорусский ребенок в международной олимпиаде мог стать одним из лучших знатоков русского языка». А газеты потом напишут:

«Белорусская школьница путешествует по древним городам России, где во всем величии открываются перед ней православные храмы, и в сердце ее рождается вера о нерушимом духовном славянском единстве…»

Благодарна Российской Федерации, постоянному Комитету Союзного государства, общественному объединению «Русское общество» за конкурсы, олимпиады школьников «Россия и Беларусь: историческая и духовная общность», за поддержку учителей-русистов.

В 2008 году имела честь проходить обучение в Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования по программе «Актуальные проблемы школьной русистики». Представители 18 стран мира и я среди них — высочайшая радость! Две недели счастья и желание понять непонятную душу города, глубоко спрятанную в дворах-колодцах, в переплетениях подслеповатых, не знающих солнца переулков, где страдали герои Достоевского...

Две недели счастья! Багаж знаний, сумка книг – новинок литературы! Сеть книжных магазинов – любимая отдушина жаждущих!

Не сделав и десяти шагов по тихим улочкам вечернего Питера, выдохнула: «Люблю тебя, Петра творенье!»

Влюбленная навсегда в один из прекраснейших городов России, окрыленная, я вернулась домой, в тихий любимый белорусский город Гродно. Частичка меня осталась навсегда в России: первенца родила в Питере, там же училась моя любимая дочь — студентка Академии искусств имени барона Штиглица... И теперь мои родные дети-белорусы влюблены в Россию... А я — счастливая мать, научившая любить родное, бело... русское, сплетенное навсегда.

Перемены начинаются в нас, в нашем уме и сердце. Ум и сердце программируют действия...

...Вместе плывем в океане тревог... в поиске берега новой земли. И он где-то, конечно, обнаружится, этот многоголосый берег со знакомой, родной, РУССКОЙ речью.


Поделиться:


Назад в раздел