Поиск по сайту

Парадоксы экологического образования

Автор: Корякина Наталья, руководитель Детского экологического центра ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга», Жевлакова Мария, председатель СПбОО «ОСЭКО», Кириллов Павел, сотрудник СПбОО «ОСЭКО»


   В последние годы экологическое образование в школах отодвинулось на задний план. Его оттенили новые актуальные задачи – переход на ЕГЭ, патриотическое воспитание, повышение качества преподавания наиболее востребованных предметов – информатики, иностранных языков и др. Несмотря на это, экологическое образование все же интенсивно происходит в каждой школе, ибо оно не может не происходить. В образовательном учреждении может не быть, например, естественнонаучного образования. В этом случае, у детей просто не сформируется научная картина мира. А вот результат экологического образования - система представлений о взаимодействии человека с окружающей средой, у школьника сформируется даже при полном отсутствии специальных усилий со стороны педагогического коллектива.
   Но какой она при этом будет и как повлияет на поведение будущих граждан?
Абсолютная вера в слова присуща только малышам. По мере взросления, дети научаются осознанно и неосознанно сопоставлять наши слова с делами и делать выводы о том, что на самом деле важно, а что нет.
Когда на уроках экологии дети посвятят 90% времени изучению закономерностей динамики популяций, сукцессии экосистем, пищевых взаимосвязей, они сделают вывод: «Природа живет по своим законам, а мы – по своим». И будут продолжать жить по этим самым «своим» законам. Впрочем, в конце учебника они смогут найти что-то о природе и обществе, природе и экономике. «Но это явно не самое главное, раз оно в конце» - отметят внимательные дети. Возможно, потом самые воспитанные и послушные из них не выбросят фантик во время прогулки в лесу, но и не подвергнут осмыслению свой (и не только) образ жизни в городе, который, как выяснится позже, влияет на природу значительно больше.
   Когда после яркого урока о растущих объемах мусора и возможностях его утилизации дети не найдут и намека на систему раздельного сбора отходов в школе (где можно отдельно собирать хотя бы бумагу), они поймут, что о мусоре можно говорить, но предпринимать что-то в связи с этим совсем не обязательно. И будут давать «правильные» ответы на «экологические» вопросы, ничуть не меняя своего поведения.
Когда детям говорят о том, что образование напрямую увязано с их непременно благополучным будущим, то они, прежде всего, сопоставляют эти слова с содержанием школьных предметов. А там, как правило, отводится достаточно места истории того или иного вопроса, но практически нет места представлениям о будущем – перспективам, прогнозам, вариантам развития. Информацию о тенденциях развития мира в целом, о тех или иных аспектах, касающихся ситуации в отдельных отраслях, о современных технологиях, влияющих на будущее уже сегодня, дети берут из СМИ и Интернета. Это уже реалии нашего времени. Выходит, те же СМИ больше школы заботятся о будущем. А раз так, не выберут ли дети СМИ, как самый достоверный источник информации, не рассчитывая на помощь учителя? Ведь масс-медиа пытаются объяснить современность, не откладывая трудные вопросы на завтра, а, давая их «прямо сейчас», как требуют дети…
   Все реформы образования, безусловно, важны. Мы хотим и должны сделать наших выпускников более конкурентоспособными, чтобы они смогли вести достойную жизнь и удвоить или утроить ВВП России. Но что же будет означать конкурентоспособность выпускников без должного внимания к экологическому образованию? Например, то, что мусор, который заваливает планету, со временем будет, скажем, не американского, а российского производства. Будем гордиться таким сомнительным первенством? А удвоенный или утроенный ВВП своей конкурентоспособной державы мы будем тратить на ликвидацию последствий учащающихся паводков и оползней; на расходы, связанные с лечением заболеваний, вызванных состоянием окружающей среды или другими не менее острыми причинами.
   С другой стороны, в том, что экологическому образованию уделяется так мало внимания, есть и, как минимум, один большой плюс. Если бы случилось чудо и экологическое образование вдруг резко переместилось в верхнюю часть рейтинга федеральных (или местных) образовательных приоритетов, то непременно возникла спешка с принятием нормативных документов и, как ее очевидное следствие, определенная формализация в подходах к этому направлению образования. Пока же у нас есть возможность объективно оценить то, что было достигнуто в предыдущие годы, и понять, что же, собственно необходимо сделать, чтобы построить по-настоящему действенное экологическое образование.

     Мифы экологического образования или экологическое образование – миф?

                                                - Что необходимо для того, чтобы экологическое образование стало эффективным?
                                                - Переносная лаборатория в кейсе…
                                                                                                                      (Из ответа учителя на вопрос анкеты, г. Донецк, 1997 г.)

    Несмотря на то, что экологическое образование сейчас не процветает как государственный приоритет (по крайней мере, судя по делам), оно все же осуществляется в ряде школ, поддерживается природоохранными органами, упоминается в различных документах, присутствует в системах подготовки и переподготовки учителей. Таким образом, имеются неплохо проработанные представления о том, каким же должно быть экологическое образование, если оно вдруг станет для государства также важно, как обеспечение всех школ современными компьютерами. Мы полагаем, что помимо многих интересных идей и справедливых положений, в основе этих представлений лежат несколько допущений (мифов), которые не позволят экологическому образованию достичь своих высоких целей. Обсуждаемые ниже мифы, конечно, утрированы. При их формулировании мы ориентировались не только на содержание выступлений и тезисы многих конференций по ЭО, но и на деятельность людей, связанных с экологическим образованием - ведь именно она и выявляет истинные приоритеты людей.
    Миф 1. «Главным фактором, определяющим поведение человека по отношению к окружающей среде, являются знания. Чем глубже эти знания, тем выше вероятность, что человек будет действовать ответственно».
Важность экологических знаний является рефреном многих обсуждений экологического образования. Но насколько знания влияют на поведение человека? Почему, в конце концов, подростки, которые в деталях знают о вреде курения, курить все-таки не бросают? Нам возразят: «Ну, здесь ведь еще есть аспект зависимости от табака и социального окружения, это сравнивать нельзя!». Однако для изменения своего стиля жизни так, чтобы он лишь минимально воздействовал на окружающую среду, людям придется преодолеть еще более сильный социальный прессинг. Есть в этом и физиологические аспекты. Например, консьюмеризм (один из главных источников экологического кризиса), подкреплен выделением при совершении покупок эндорфина – гормона радости. Термин «шопинг-оргазм» (shopping orgasm) в английском языке уже стал таким же обычным описанием эмоции, как слово «радость» (happiness). Чтобы избавить людей от консьюмеризма, нам потребуется предоставить им другой доступный источник радости.
    Экологические знания, скорее всего, будут накапливаться в отдельном уголке сознания, и проявляться скорее в эрудиции, чем в поведении. Это подтверждается и многочисленными зарубежными исследованиями и некоторыми российскими. Большое количество исследований на эту тему можно найти на сайте http://www.csbm.org - Community Based Social Marketing (социальный маркетинг, ориентированный на сообщество).
    Миф 2. «Для серьезного улучшения ситуации с экологическим образованием, необходимо введение предмета «экология» и его достаточное финансирование».
Возможно, значение предмета также переоценивается. Взглянем на содержание предмета «экология», которое отражается, например, в соответствующих учебниках. Большая их часть занята рассмотрением вопросов так называемой «классической экологии» - динамика популяций, экосистем, поток веществ в экосистеме и пр. Едва ли дети смогут легко сопоставить, как их повседневные действия вдали от природных экосистем вносят вклад в глобальные процессы. Это признается и отечественными классиками: «Распространенный за последние тридцать лет объектный подход к конструированию содержания экологического образования (по аналогии с предметами ЕНЦ) не дает ожидаемых воспитательных результатов. Этот подход позволяет достигать определенной экологической обученности – получения знаний об объектах окружающей среды, а не экологически грамотного поведения и действий в ней. Анализ причин неэффективности сложившейся концепции ЭО в школе приводит к выводу о несоответствии заявляемых целей и планируемых результатов с педагогическими способами их достижения». (А.Н. Захлебный, 2002 г.)
    Миф 3. «Эффективное экологическое образование должно вовлекать детей в практическую природоохранную деятельность. Тогда (в сочетании с экологическими знаниями) оно и сделает поведение ребенка более ответственным по отношению к окружающей среде».
Оговоримся, что здесь мы не выступаем против детской природоохранной деятельности. Мы лишь пытаемся понять, какую роль она играет в достижении целей экологического образования.
Авторам часто приходилось слышать (от некоторых спонсоров, активистов-экологов, чиновников) фразу, сродни следующей: «Ну, можно сколько угодно обсуждать с детьми экологические вопросы, а, сколько вы с ними расчистили ручьев (на скольких гектарах убрали мусор, посадили деревьев)? Действительно, при уборке мусора дети поймут, что труд нелегок и что чисто не там, где убирают, а там, где не сорят. Более того, чисто там, где мусор отсутствует в принципе. Но это уже проблема организации эффективной эко-экономики – вот как раз то, что было бы полезно обсудить с детьми. В конце концов, главное дело школы – образование. А это можно толковать и как «создание образа» – в том числе, и образа будущего, в котором будет жить ребенок.
    Даже еженедельное участие в самых разнообразных природоохранных мероприятиях вряд ли изменит ситуацию в долгосрочной перспективе. Если на улицах города чисто – это хорошо, но мусор от этого не исчез – он просто находится в другом месте, и биосфере от этого не легче. Если ребенок посадил несколько деревьев – это тоже прекрасно, но своим образом жизни он косвенно может уничтожить еще сто ростков и, возможно, никогда об этом не узнает, если экологическое образование не будет организовано соответствующим образом.
Привлекая детей к уборке мусора, посадке деревьев, мониторингу качества воздуха и т.п. мы как бы говорим им (часто даже открытым текстом): «Взрослые уже создали массу проблем, и они будут усугубляться, но решать их придется вам». Какой вывод делают дети? Примерно такой: «Взрослые уже наделали кучу проблем и, похоже, сами не собираются их решать (уничтожили Госкомэкологию, подчинили качество благополучие окружающей среды экономическому росту…). Взрослые умные – значит, так и надо делать…».
Участие в практических природоохранных мероприятиях будет полезным для трудового воспитания личности, развития коллектива, но вряд ли позволит сделать жизнь человека более дружественной по отношению к окружающей среде.
    Миф 4. «Существует некий образ мышления и поведения личности, названный «экологической культурой». Если все граждане станут «экологически культурными», большая часть экологических проблем постепенно будет снята. Следовательно, развитие этой культуры должно стать главной задачей экологического образования».
Развитие экологической культуры сейчас провозглашается главной задачей экологического образования во многих серьезных документах. Если народ – экологически культурный, там и мусора на улицах меньше, и ручьи чище, и бизнес ответственнее, вот как в Голландии (Финляндии, Англии, и пр.). Да и рядовой американец скорее выкинет окурок … себе в карман, чем на тротуар. Но удивительно другое: именно на эти страны приходится львиная доля выброса парниковых газов, именно туда экспортируется большая часть вырубаемых в мире лесов! Чего же мы все-таки хотим – более чистых улиц, или устойчивой биосферы? Почему же финны, которых можно назвать более экологически культурными, приняли решение построить еще одну атомную электростанцию, а финские лесорубы, получив право заготавливать лес в Ленобласти, пользуются здесь теми же варварскими методами, что и их российские коллеги?
    Экологически культурный человек может оказывать на биосферу не меньшую нагрузку, чем любой другой человек. Также, к примеру, как хорошо образованный человек не обязательно оказывается порядочным.
Получается, что существующее в нынешнем виде экологическое образование - это своеобразный «дед мороз». Оно тоже призвано дарить людям радость и учить их добру. Но вот верят в него только малыши, а более старшие школьники опускают глаза с ехидной улыбкой. Они прекрасно видят противоречие между тем, что им говорят на уроках и тем, что происходит на деле.

                     Неевклидово экологическое образование

    Мы не сможем перестроить систему, которая полностью раздроблена. Добавление крыльев к гусенице не создаст бабочку – это создаст лишь неуклюжую и нелепую гусеницу. Бабочки появляются через трансформацию...
Стефани Пэйс Маршалл, «Хаос, Комплексность, и стадное чувство: метафоры для обучения»
    Осмысление подобных мифов происходило и происходит сейчас и в России (см. цитату А.Н. Захлебного) и во многих других странах мира. Из этого вырисовывается и новый образ экологического образования. Этот образ основывается на современных представлениях о психологии человека, его поведении. Его главным стержнем становится не «экология», а концепция устойчивого развития – единый «узел» социальных, экономических и экологических вопросов. Словом, экологическое образование нужно избавить от «аксиом», работающих только в узких пределах, и перенести его из плоскости экологии в объемный мир межпредметных проблем. Попытаемся наметить три его главные черты.
   1. Содержание образования находится в русле идей устойчивого развития. В феврале 2003 года в Москве прошел круглый стол ведущих общественных экологических организаций. На нем были выработаны предложения по выполнению решений всемирного саммита по устойчивому развитию (Йоханнесбург, 2002) в Российской Федерации. Похожий список, но применительно к мировому сообществу в целом, накануне саммита выработал Гринпис. Оба документа содержат наиболее животрепещущие проблемы окружающей среды и развития. Среди нескольких десятков тем, затрагиваемых в документах, удивительно мало тех, которые обсуждается даже на уроках экологии.
   Экологическое образование должно базироваться на идеях устойчивого развития, главная из которых – соответствие нагрузки, оказываемой человечеством на биосферу, способности биосферы эту нагрузку выдерживать. Существует много терминологических споров относительно правомочности термина «устойчивое развитие», однако на сегодняшний день едва ли существует более проработанное видение будущего, в котором общество и экономика не превышают заданные природой лимиты.
   Образование для устойчивого развития мы рассматриваем как «правопреемника» экологического образования. Первое рассматривает не только природные процессы и влияние на них человека, но и уклад экономики, стили жизни, общественное устройство – вопросы, в которых социальные, культурные и экологические проблемы сплетены в единый клубок – и поэтому могут быть «распутаны» только вместе.
   Приведем лишь несколько примеров нового содержания, которое может быть включено в образование для устойчивого развития:
• Человечество переходит от нефтяной/ядерной экономики к солнечной /водородной экономике чистой энергии;
• Промышленность: лучший способ борьбы с мусором – это предусматривать его отсутствие при разработке продукта, вместо путей его утилизации. Мусор=сырье. Производство – это цикл;
• Переход от экономики товаров к экономике услуг: нам нужны не столько товары, сколько услуги, которые они обеспечивают.
   2. Востребованы личностно-развивающие методы
   Едва ли кто-нибудь сможет более-менее точно рассказать, как будет выглядеть «мир устойчивого развития». Устойчивое развитие – это своеобразный образ, идеал, а не готовый рецепт. Для достижения этого образа молодежи понадобятся не только (а может, и не столько) знания из различных областей, но и ряд важных личностных качеств, например:
       - умение анализировать изменения в окружающей среде и прогнозировать последствия этих изменений;
       - умение применять имеющиеся знания к разнообразным жизненным ситуациям;
       - навыки сотрудничества в решении разнообразных проблем;
       - способность к аналитическому, критическому, творческому мышлению;
       - уважительное отношение к разнообразию в природе и обществе.

    Традиционные методы обучения, возможно, способствуют развитию этих качеств, однако показано, что еще более эффективно они будут развиваться с применением т.н. интерактивных методов обучения. Их использованию в целях экологического образования мы посвятили несколько публикаций (см. www.aseko.ru>публикации). Кроме того, эти личностные качества невозможно развивать, например, только на уроке экологии – необходимо, чтобы это осуществлялось в каждом предмете. Для этого даже не потребуется менять содержание предметов – просто его освоение будет идти более развивающими методами.
   3. Школьное здание – главный ресурс экологического образования
Как мы уже обсуждали, дети быстро замечают противоречие между, например, содержанием урока по энергосбережению и круглосуточно горящими лампами в рекреации. Что на самом деле воспитает этот урок? И не отпадет ли в нем потребность, если само школьное здание будет демонстрировать детям, что такое энергосбережение и как его можно осуществить?
    По-настоящему эффективное экологическое образование невозможно в стенах здания, которое демонстрирует детям отсутствие интереса взрослых к применению идей устойчивого развития на практике. В то же время, здание может стать и ресурсом экологического образования. Школьное здание, например, может рассказать школьникам о своей нагрузке на окружающую среду через систему надписей около электрических выключателей, кранов, батарей. Оно может показать заботу администрации об экологических проблемах через ознакомление школьников с планом расходования средств на ремонт – на что хватает денег, что приоритетно и почему…

            Санкт-Петербург – столица экологического образования?

   Потенциал экологического образования в Санкт-Петербурге велик, но реализуется он пока далеко не полностью. В городе существует ряд школ, уже много лет занимающихся экологическим образованием, но круг ширится очень медленно – их едва ли более пятидесяти. Это немало – но составляет менее 10% от всего числа школ Санкт-Петербурга. Стали бы мы гордиться, если бы, например, грамотностью владело не более 10% городских школьников? А ведь экологическая грамотность станет критическим качеством для молодого поколения в век учащающихся природных катаклизмов и скудеющих природных ресурсов.
   В Санкт-Петербурге есть все предпосылки для того, чтобы его система экологического образования стала примером для остальных городов России и даже Европы.
Прежде всего, имеется много специалистов и организаций, готовых оказать поддержку заинтересованным школам в развитии экологического образования. Это кафедра экологического образования СПб академии постдипломного педагогического образования, и общественных организаций, и учителя-активисты. Потенциал общественных организаций и учреждений дополнительного образования используется пока далеко не полностью – опять же вследствие того, что экологическое образование востребовано далеко не всеми школами города..
   В Санкт-Петербурге имеется хорошо проработанная методическая база современного экологического образования. В 2002 году группа партнеров, в числе которых были комитеты по образованию и охране окружающей среды, выпустили (первую в России и одну из немногих в Европе) «Городскую стратегию образования для устойчивого развития». В ней изложены основные идеи этого направления и даны ориентиры по его развитию в школах. Усилиями ОСЭКО и других общественных организаций выпускаются и бесплатно распространяются в школах методические пособия.
   Наконец, экологическое образование имеет в Санкт-Петербурге финансовую поддержку. Так, в 2004 году десять городских школ получат по пятьдесят тысяч рублей на развитие экологического образования благодаря средствам Комитета по охране окружающей среды. Выбор десяти школ будет осуществляться на конкурсной основе, а финансирование получат проекты, в результате которых будут созданы модели реализации отдельных аспектов экологического образования. Эти проработанные модели смогут затем использовать и другие школы.
   В Санкт-Петербурге имеется еще один ценный дополнительный ресурс для развития экологического образования – Детский экологический центр ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга». Центр осуществляет собственные проекты и поддерживает инициативы своих партнерских организаций, направленные на то, чтобы вовлечь в процесс экологического образования как можно больше школьников и школ.
   Таким образом, с экологическим образованием в Санкт-Петербурге сложилась ситуация, когда актеров едва ли не больше публики.

                        От экологического образования – к образованию для устойчивого развития

   Образование для устойчивого развития включает в себя вопросы гражданского, правового образования, нравственного и патриотического воспитания, экологического, экономического и др. направлений образования. Не лучше ли вместо десяти разных направлений объединить усилия и четко видеть цели и задачи в одном направлении?
   Из Стратегии образования для устойчивого развития в Санкт-Петербурге
Для того чтобы существенно улучшить ситуацию с экологическим образованием, необходимо его в корне изменить. На первом этапе необходимы три обязательных коррективы.
  Первая имеет отношение к смене «имиджа» экологического образования, который пока (в глазах «неэкологической» педагогической общественности) выглядит примерно так: «Это предмет «экология», элементы экологии в остальных предметах, экологические субботники и акции». Важно, чтобы педагогическая общественность поняла, что экологическое образование гораздо шире, интереснее, может иметь место в любой школе и быть интегрированной в предметы и воспитательную работу и без насыщения их экологическими понятиями. Возможно, вместо того, чтобы ломать устоявшиеся стереотипы по отношению к экологическому образованию, лучше перейти от использования этого термина к «образованию для устойчивого развития». Последний в любом случае больше соответствует современным представлениям об образовании, которое сможет повлиять на поведение людей по отношению к окружающей среде. Для осуществления этой задачи можно использовать традиционные методы просвещения, начиная от включения вопросов образования для устойчивого развития в повестки всех педагогический конференций и собраний, заканчивая выпуском информационных материалов.
  Второе условие – объявление образования для устойчивого развития как приоритета на уровне города или хотя бы района. Если посмотреть различные городские документы, то в сумме практически все актуальные вопросы образования будут названы важными (например, гражданское образование, патриотическое воспитание, борьба с наркотическими зависимостями и пр.). О том, что приоритетно на самом деле, школы узнают все же не столько из концептуальных документов, сколько из последующих за ними действий – совещаний, включении соответствующих граф в отчетные документы, наконец, из выступлений руководителей. Эти действия и стимулируют более интенсивное развитие тех или иных направлений работы. Образование для устойчивого развития необходимо признать в числе самых основных приоритетов развития системы образования. Оно не отодвинет на задний план все остальные актуальные направления, но позволит интегрировать их в целостную воспитательную систему.
  Третье условие становления образования для устойчивого развития в Санкт-Петербурге – разработка моделей реализации этого направления в школах. У каждого отдельно взятого образовательного учреждения существует множество насущных проблем, и едва ли найдется достаточно ресурсов для построения практики образования для устойчивого развития на основе предложенных концептуальных документов. Школам необходимо предложить конкретные модели реализации ОУР – в предметах, в воспитательной работе, в укладе школьной жизни. Над этими моделями, в частности, и работают сейчас Детский экологический центр, ОСЭКО и школы-партнеры.
Очевидно, что по мере решения этих задач возникнут и другие. Их можно будет решить, используя уже имеющийся в городе потенциал. Главное – сделать образование для устойчивого развития приоритетом для каждого отдельного образовательного учреждения и системы образования в целом.
    В 2004 году Россия включилась в подготовку Стратегии образования для устойчивого развития, разрабатываемой под эгидой ООН. Эта задача выполняется в рамках подготовки Десятилетия образования в интересах устойчивого развития, объявленного ЮНЕСКО с 2005 года. Надеемся, что за год участия в подготовке этого документа России удастся наверстать то, что во многих странах нарабатывалось в течение всего прошедшего десятилетия. В этот процесс сможем внести свой вклад и все мы. Давайте объединим усилия!

www.oseko.spb.ru

Поделиться:


Назад в раздел