Поиск по сайту

Марина Анатольевна Рослик



Педагогические династии

Династия Пирожковых-Рослик-Гончар

Как-то пару лет назад, находясь по служебной надобности в школе -интернате № 1, что на проспекте Энгельса 4, я увидела на фотографии в школьном музее своего деда - Николая Ильича Пирожкова и сразу вспомнила рассказы отца об их довоенной жизни в Павловске, где мой дед возглавлял школу - интернат для глухих детей.

ros1.png Времена были трудные и Николаю Ильичу приходилось просто чудом добывать для своих подопечных продукты, одежду, оборудование в классы. Жили бедно. А когда учителя жили богато? По праздникам дед приносил сыновьям две конфеты. Старший съедал сразу , а младший резал на несколько частей и наслаждался... Вот откуда у отца эта неистребимая любовь к соевым батончикам. Мой папа тогда был ещё совсем маленьким, но он вспоминал, что рос как Маугли — бегал по замёрзшим лужам босиком, но никогда не простужался...

А ещё с того времени у них с братом осталось много друзей-глухонемых, с которыми они прекрасно общались и понимали друг друга. Позже, когда дядя стал начальником литейного цеха, у него работало очень много друзей из того павловского детства.

Директор школы - Наталья Михайловна Крутицкая сообщила, что их интернат, и правда, до войны располагался в Павловске, потом был переведён на Гороховую улицу, а сейчас находится в усадьбе Ланских. Эта школа — действительно — второй дом для ребят. Сколько тепла и уюта! Сколько любви дарят детям их педагоги!

Я проплакала весь урок, когда ребята из 11 класса пригласили приходить к ним на праздник (дело было накануне Нового года). Для меня всегда было загадкой как можно научить слышать и говорить человека, которому не дано этого от природы, сколько усилий нужно для этого приложить. Вспомнились слова деда о том , что его воспитанники — самые преданные друзья, потому что он помогал им войти в эту «громкую» жизнь.

В доме, укрытом клёном, берёзой,

приложим уменья свои.

Мы сделаем всё, что возможно,

чтоб дети глухие росли бы людьми,

Чтоб настоящими стали людьми.

Эти строчки из гимна первой в России школы для глухих, конечно, не в полной мере отражает величие подвига учителей школы — интерната, но я горжусь, что среди этих людей был и мой дед и просто «делал то, что должно».

А потом была война и дед ушёл на фронт, дядя тоже ушёл на фронт, а в блокадном Ленинграде остались бабушка и мой отец. Он был подростком и на фронт его не брали, работал на торфоразработках «Дунай», мать умерла, чтобы похоронить её в отдельной могиле надо было отдать продуктовую карточку на месяц...

Цветы мы приносим на Пискарёвское кладбище на безымянные могилы 1943 года. Про блокаду папа рассказывал мало, вспоминал только чуткую женщину, которая взяла его на работу на Бадаевские склады после смерти матери и жалел, что имени её не знает и не может отблагодарить за то, что спасла от голодной смерти. Ещё отец всегда шутил ,что хорошо сохранился, потому что не ел мяса 900 дней, да и хлеб не всегда.

Папа вообще был весёлым, лёгким , ироничным человеком, душой любой компании, заводилой и, как он сам говорил, «лиговской шпаной». После войны он закончил автодорожный техникум и преподавал автодело в Токсовской средней школе. Квартиры от государства дожидаться не стал, построил свой дом.

ros2.png В школе его очень любили «не только коллеги и родители, но даже дети».Он весело объяснял им устройство трактора и автомобиля, а они дружно звали его «наш квапан»( букву «л» отец не выговаривал).Когда я пошла в первый класс, папа ушёл работать заместителем директора автошколы № 6 в Зеленогорске. До директора он не дослужился, так как не был членом партии, а на мой вопрос — почему не вступаешь?, лукаво прищурившись говорил, что не дорос...

Я всегда очень любила отца. Помню как он сажал меня за руль школьного грузовика, когда приезжал домой с работы и я загоняла машину в ворота нашего дома в Токсове, помню как с ним всегда здоровались его ученики и разговаривали «за жизнь», помню его лёгкий нрав и умение учить шутя и не относиться слишком серьёзно к собственной персоне. Он всегда шутил, что если встречный водитель превышает скорость, остановись и пропусти его — возможно это — твой ученик!

Отлично помню, как в день зачисления в институт, по дорог, я всё выспрашивала у папы что означает тот или другой дорожный знак, и он сказал мне: «Не боись, сынуля, если не поступила , то уж на водителя я тебя выучу — без работы не останешься!»

Когда я закончила школу, вопроса о выборе профессии в семье не возникло — конечно учитель, учитель иностранного языка. Немецкий, с папиной лёгкой руки, у меня всегда шёл отлично. Два раза даже была победителем областной олимпиады. С первого раза поступила на факультет иностранных языков в Герценовский институт, закончила и пришла на работу в 107 школу Выборгского района.

Мне тогда было 22 года и я была единственной «англичанкой», коллега пришла пару месяцев спустя. Это было настоящее боевое крещение! Уроки целыми классами и классное руководство в 9-б , где 7 учеников состояли на учёте в ИДН, подготовка к урокам с 5 по 11 классы и двухдневные походы с палатками … А ещё субботники на строительстве! Школа пошла на капитальный ремонт и мы работали в две смены в маленьком здании, где сейчас находится школа № 560.

Встретили в коллективе очень тепло.

Завучем школы тогда была Лариса Ивановна Акимова - мудрая, мягкая женщина, которая очень многому меня научила. Был и есть у неё талант — сглаживать, а не раздувать все конфликты в школе. Ребята её очень уважали и уважают по сей день и как хорошего специалиста — опытного учителя химии, и как открытого, контактного и очень современного человека. Никогда не услышишь от неё «Вот в наши времена...!» Лариса Ивановна до сих пор работает в 107 гимназии. Это наша «живая легенда». Язык не повернётся назвать её прабабушкой, она была и остаётся истинной леди!

Трудно писать о себе... В 90 годы школа была на подъёме - смелые эксперименты, свобода от бюрократии, талантливые ученики, коллектив единомышленников... Мне всегда везло на хороших людей. В это время завучем по экспериментальной работе в 107 гимназии была Елена Михайловна Смирнова. Благодарю судьбу, что свела меня с этим человеком

кипучей энергии и способности заразить других своим азартом. Она пришла в школу из инженеров и умела нестандартно мыслить, она поверила в нас , тогда ещё молодых учителей и жизнь в школе бурлила — районные и городские семинары, праздники, КВНы.

Если открытый урок, то непременно интегрированный с зарубежной литературой, на котором ученики определяют авторский стиль Киплинга или Уайльда, если юбилей школы, то это такой грандиозный праздник, о котором говорят годы!

ros3.png Школа получила статус школы- гимназии, а потом гимназии. Елена Михайловна считает, что все регалии добываются в честном бою, с открытым забралом. Всё чего она достигла - результат её ума и таланта, помноженного на зверскую работоспособность. Из 107 гимназии она ушла в Приморский район, потом возглавила частную школу, где и собрала нас — учителей.

Это были очень счастливые пять лет в моей профессиональной жизни. Мы были единой командой, костяк которой составляли бывшие учителя английского из гимназии № 107, люди, которые понимают друг друга с полуслова и которым не надо долгих совещаний для решения возникающих проблем — достаточно большой перемены. Люди творческие, крепкие профессионалы, надёжные как швейцарский банк. Это - Ирина Михайловна Барабошина, Светлана Владимировна Шевелько, Ирина Владимировна Ивлева, Алла Борисовна Исченко. Великое счастье, когда рядом такие коллеги и друзья!

После частной школы мне уже ничего не страшно... Именно там я поняла, что немногого стоит научить того, кто хочет учиться. Высший пилотаж — научить ребёнка, у которого по жизни всё есть кроме желания учиться и интереса к предмету. Здесь в полной мере работает личность учителя, его харизма. И конечно терпение. Первые два года было очень трудно...Было всё: и слёзы, и разочарования. Но всегда ощущалось плечо директора — друга учителей, человека, который никогда тебя не сдаст. Ещё помогал юмор и самоирония. Ну что же ты такая вся из себя «звезда из престижной гимназии» не сможешь справиться с ситуацией? Только в частной школе я поняла, что педагогика — это не наука, а искусство, талант. Там учитель - это не только хороший психолог, но и психотерапевт и просто доктор. И ещё «не надо прогибаться под изменчивый мир...» Дети остро чувствуют фальшь...

Вот уже пять лет, как я не работаю в этой школе и от прежнего коллектива не осталось там практически никого. Но мы всегда встречаем вместе все праздники, перезваниваемся, приходим в гости к нашей «мамане — комбату». Она нашла себя в новом качестве — теперь Елена Михайловна — самая «сумасшедшая» бабушка на свете! « Я задолжала семье», - говорит она. А её домашние уже привыкли, что примерно раз в два месяца в квартире - тайфун — это пришли «бабушкины подружки».

Я всегда говорю, что у учителя нет, и не может быть карьеры — только — хороший УЧИТЕЛЬ, или — методист — учитель учителей. Работая в частной школе, я пошла на курсы в нашу учительскую академию восстановить свой немецкий и там мне предложили попробовать себя в качестве районного методиста по немецкому языку. Я честно пришла к директору и спросила: «Нам это нужно?» и получила ответ «Это нужно в первую очередь тебе». Так я нашла своё ДЕЛО.

Мне очень нравится моя работа. Она предполагает высокую степень свободы, возможность творить и постоянно учиться, узнавать новое и общаться с интересными людьми. Ведь хороший учитель — это взрослый человек, в котором не умер ребёнок. Хочется верить, что я хорошо понимаю своих учителей - «иностранцев». Сама - «играющий тренер». Конечно, мне пока не хватает опыта, и настоящим МЕТОДИСТОМ, таким как Галина Николаевна Зощенко или Лейла Аляровна Асланова я ещё не стала, а может и не смогу стать никогда. Но я люблю «своих суматошных училок» и стараюсь сделать их жизнь легче. Очень нравится работать с молодыми учителями, делиться теми крупицами опыта, что уже накопила за профессиональную жизнь. Интересно вести клубную работу, сочетающую повышение квалификации с активным познавательным отдыхом учителей. Вы будете смеяться, но юбилей клуба учителей немецкого языка мы отметили … в сауне.

Мне кажется, на нашей российской почве никогда не приживётся американская модель менеджмента. У нас есть своя, российская, воспринятая нами издревле, прошедшая через советские времена, когда твоё профессиональное окружение — это твоя вторая семья, где тебе комфортно, хорошо и хочется творить, где стыдно подвести босса, не потому что он — босс, а потому что ты его уважаешь за профессионализм.

ros4.pngОчень рассмешила я свою дочку Александру, когда она заканчивала 107 гимназию, и я предложила ей пойти учиться на факультет PR. «Что я там буду делать?» - спросила она, «Озвучивать идеи неразумных новых русских? Ну уж нет, я лучше буду учить детей английскому языку. Это я, по крайне мере, представляю как делать». «А как »? «Ну , как ты».

Сейчас она работает учителем в 123 школе и очень дорожит своей работой. Заочно учится в институте культуры и искусств. Работать в школе начала ещё с первого курса. РГПУ, подрабатывать репетиторством начала ещё с 9 класса.

«Мам, разве стыдно зарабатывать на карманные расходы своей головой?»

Однажды, когда дочка позвала меня на свой урок в вечерней школе, я стала свидетелем такого диалога.

- Сколько Вам лет, учительница?

- Семнадцать. Но я в свои семнадцать стою у доски и пытаюсь помочь Вам в Ваши двадцать пять получить аттестат зрелости. Так что вернёмся к теме урока...

Именно тогда я поняла, что в профессиональном плане из неё со временем выйдет толк. Потом была победа в районном конкурсе учителей иностранного языка « Я — молодой» в 2006 году, а в 2007 - свадьба и рождение моего внука. Было у Саши несколько попыток уйти «в бизнес». Но каждый раз, возвращаясь в школу, она говорила: «Шальные деньги - это конечно «круто», но не могу- тупею, никакого развития уму и душе».

Из группы моей дочки в Герценовском институте только она одна работает в школе, из моей группы — нас двое - я и Светлана Васильевна Козлова, успешный завуч 74 гимназии. При этом, обделённым себя никто не чувствует. Все мы, отдавая детей в школу, хотим, чтобы их встречала умная, милая, интеллигентная учительница. Наша профессия — это не диагноз, это - счастье, для тех, кто понимает!

Мы можем себе позволить заниматься тем, что нам нравится — учить детей. Ведь это такой драйв — увидеть плоды своего труда, понять, что ты нужен, быть окружённым молодыми лицами и горящими глазами. Мы не умеем торговать или качать нефть из трубы, да и не хотим этому учиться. Нам это скучно...

Детей учили наши деды и отцы, так поступать и нам.

Делай то, что должен …

Интересно, кем станет мой внук, когда вырастет?

Поделиться:


Назад в раздел