Поиск по сайту

О театрализации уроков в школе

Автор: Гультяева О.М.


О театрализации уроков в школе написано уже очень много, и, разумеется, я не буду первой из тех, кто обращается к этим приемам. Просто мне хотелось бы поделиться с коллегами той искренней радостью, которую приносит нелегкий учительский труд, если в каждодневную и довольно трудоемкую работу внести элемент свежести и новаторства.

Несмотря на то, что театр – это мир грез и фантазий, это еще и очень искренний вид искусства, потому что когда человек оказывается на сцене, перед множеством внимательных оценивающих глаз, ему невольно приходится скинуть с себя все наносное, все ложное и придуманное, потому что любая неправда на сцене видна сразу.

А как часто нам, педагогам, не хватает искренности в общении с детьми! И именно это подчас отталкивает от нас ребят, когда они чувствуют, что те истины, которые мы им втолковываем, абсолютно расходятся с теми принципами, по которым живем сами. И если взрослые, почувствовав это несоответствие, снизойдут до понимания, войдут в положение, то дети, гораздо тоньше чувствующие и не терпящие конформизма, сразу увидят фальшь.

Предмет, который я преподаю, мировая художественная культура, один из немногих, на котором учитель обращается, прежде всего, не к разуму и логике, а к чувствам и переживаниям. Если хотите, к душе ребенка. Я твердо уверена, что гуманитарный цикл предметов особенно необходим в современной жизни. Отсутствие правильных ориентиров в семье, доминирование компьютерных игр над чтением, засилье низкопробной телевизионной продукции, отсутствие должного внимательного и вдумчивого подхода к воспитанию школьников заставляет с большим вниманием и старанием относиться к подготовке к собственным урокам, потому что приходишь к пониманию высокопарной фразы: «Если не ты, то кто?»

На своих уроках я пытаюсь создать атмосферу непринужденного творческого общения. С самого начала я даю понять детям, что не только они будут учиться у меня, но очень многое и я смогу почерпнуть в общении с ними. Что любое их открытие, которым они захотят поделиться с товарищами, для всех нас будет радостью, потому что мы все – единомышленники, мы вместе познаем этот огромный мир.

Изучение Мировой Художественной культуры не может обойтись без смежных дисциплин – литературы, истории, географии, ИЗО, музыки. И многие темы перекликаются, что позволяет проводить интегрированные уроки, или, предварительно договорившись с коллегами, давать интегрированные домашние задания. Особенно интересно ребятам готовить задания с элементами театральных постановок. Безусловно, не каждый урок может быть театрализованным, хотя какие-то задания могут перекликаться с театральной деятельностью в той или иной мере.

Например, когда мы с восьмиклассниками начинаем разговор о греческих мифах, я предлагаю опережающее задание на знание греческой мифологии, о которой ребята уже говорили на уроках литературы, и на наших уроках в начале года. Выбираю пятерых учеников, которые будут готовы выступить перед своими товарищами в образах греческих богов, (элементы костюма, подготовленные ими или их друзьями, будут только приветствоваться). Затем ребята разыграют следующую викторину, используя свои актерские способности. Хорошим дополнением при этом может стать использование национальной музыки.

Викторина:

1.Я сильнейший из всех богов. Бури и грозы, ветры и дожди, молнии и гром – все это происходит по моей воле. Горе тому, кто нарушит порядок, установленный мною на земле. Взмахну правой рукой и поражу клятвопреступника пламенной молнией. (Зевс)

2.Ударю я трезубцем – и поднимется на море огромные волны, как легкие скорлупки, бросают корабли на скалы. Отложу свой трезубец – и утихают волны, спокойна бескрайняя гладь моря, а я на колеснице, запряженной златогривыми конями, спускаюсь на дно моря в великолепный дворец, где живу со своей женой Асифитритой. (Посейдон)

3.С колчаном за спиной, с луком в руках я преследую дичь по горам и лесам. Охотники приносят в жертву мне первых убитых животных. (Артемида)

4.Я родилась из белоснежной пены морской; росла близ островов Киферы и Кипра. Куда ни ступаю я, всюду благоухают цветы. Дикие звери – львы, волки, пантеры – следуют за мной как ручные. Я добра и нежна ко всем, кроме тех, кто любит самого себя. (Афродита)

5. А я любимая дочь Зевса, вышла из его головы. Вздрогнул Олимп, когда я спрыгнула на Землю. Сама я искусна в различных ремеслах. Аргонавтам я помогала строить корабли, Эллинам – Троянского коня. Но особенно искусна я в ткачестве. (Афина)

В зависимости от уровня подготовки класса варианты ответов на вопросы театрализованной викторины могут быть разные:

- учащиеся отвечают устно, подняв руку (кто быстрее);

- варианты ответов можно записать на специальные карточки;

-ученики хорошо подготовленного класса могут не только правильно назвать имена богов, но и рассказать об их главных ипостасях или вспомнить мифологические рассказы, связанные именно с этими богами.

Когда мы начинаем разговор о возникновении древнегреческого театра, также невозможно не использовать хотя бы небольшие элементы театрализации. Можно дать опережающее задание особенно талантливым ученикам и ввести небольшой фрагмент показа греческой трагедии Софокла «Антигона» в переводе Д.Мережковского, чтобы на живом примере школьники могли понять особенности этого древнего и так изменившегося жанра.

Вначале необходимо ознакомить ребят с содержанием трагедии, чтобы было понятно, о чем идет речь и кто такие Антигона и Исмена. Также, кроме знакомства с внешней стороной театрального представления, появляется возможность очень глубоко обсудить центральную идею трагедии Софокла: «Выше всего в жизни людской — закон, и неписаный закон — выше писаного».

Безусловно, этот фрагмент театрализованного урока МХК готовится заранее и требует предварительных репетиций. Принимают участие 10 человек: две девочки играют Антигону и Исмену, восемь учеников исполняют роль хора.

 
    Фрагмент из трагедии Софокла «Антигона»:
 
                   Антигона
                   Дай голову твою обнять, Исмена!
                   Сестра моя, скажи, какой беде
                   Из многих бед – отца и нас, невинных
                   Его детей, оставшихся в живых,
                   Не обрекал Зевес? И есть ли в мире
                   Хоть что-нибудь неправедное, злое
                   И горькое, не ведомое нам?
 
                   Исмена
                   Еще ко мне, сестра, не доходила
                   Ни горькая, ни сладостная весть,
                   С тех пор, как брат убил в сраженье брата,
                   С тех пор, как мы лишились в тот же день
                   Обоих. В ночь ушли войска аргосцев;
                   Не слышала я больше ничего:
                   Ни радости достойного, ни горя.
 
                   Антигона
                   Я позвала тебя за двери дома,
                   Чтоб говорить наедине с тобой.
 
                   Исмена
                   Какой полна ты думой сокровенной?
 
                   Антигона
                   Не повелел ли царь из наших братьев
                   Единого земле предать, лишив
                   Всех почестей другого? Этеокл
                   Священного обряда удостоен,
                   В подземный мир сошел к родным теням.
                   А между тем останки Полиника
                   Креонт велел не предавать земле
                   И, не почтив обрядом, не оплакав,
                   Не приютив в могиле, бедный труп
                   Покинуть хищным птицам на съеденье.
                   Так приказал наш добрый царь тебе – 
                   И мне, увы! Знаешь теперь ты все
                   и показать должна,
                   Достойной ли от предков благородных,
                   Бесчестной ли от честных родилась.
 
                   Исмена
                   Но если царь велел, сестра, подумай, –
                   Смирюсь иль нет - что сделать я могу?
 
                   Антигона
                   Захочешь ли помочь мне в трудном деле?
 
                   Исмена
                   Свой замысел открой мне.
 
                   Антигона
                   Тело брата
                   Похоронить.
 
                   Исмена
                   Закон царя нарушить
                   Посмеешь?
 
                   Антигона
                             Да. И если ты боишься,
                   Одна исполню я обряд над милым.
                   Изменницей не назовут меня.
 
                   Исмена
                   Безумная! Наперекор царю?
 
                   Антигона
                   Царь не заставит не любить меня,
                   Кого люблю!
 
                   Исмена
                               Сестра, ты позабыла,
                   Как наш отец, узнав, что он – злодей,
                   Отверженный и ненавистный людям,
                   Исторгнув очи сам себе, погиб;
                   Как мать – она была ему женою
                   И матерью –  на петле роковой
                   Повесилась; как оба брата пали
                   Несчастные, друг друга умертвив
                   В единый миг на том же поле битвы.
                   Теперь, когда остались мы одни,
                   Без помощи, –  подумай, Антигона,
                   Какая ждет нас гибель, если, власть
                   Царя презрев, закон его нарушим.
                   Мы женщины, не нам вести борьбу
                   Неравную с мужами: наша доля -
                   Пред сильными покорствуя, молчать.
                   У мертвеца я вымолю прощенье
                   Невольного греха и покорюсь
                   Велению владыки: неразумно
                   Желать того, что выше сил моих.
 
                   Антигона
                   Я ни о чем просить тебя не буду,
                   И не приму я помощи твоей.
                   Что хочешь делай, –  я же тело брата
                   Похороню, и будет смерть моя
                   Желанною. Презрев закон людской,
                   Исполню долг и лягу рядом с ним,
                   В одном гробу, любимая с любимым.
                   Я не живым, а мертвым угодить
                   Хочу затем, что с ними буду вечно
                   Лежать в земле. А ты живи, презрев
                   Все, что святым считают боги.
 
                   Исмена
                                                 Свято
                   Я сердцем чту богов, но силы нет
                   Противиться велению законов.
 
                   Антигона
                   Ищи себе предлога... Я иду
                   Могильный холм воздвигнуть Полинику.
 
                   Исмена
                   О! милая, мне страшно за тебя!
 
                   Антигона
                   Себя спасай, а за меня не бойся.
 
                   Исмена
                   Не говори про замысел ни с кем...
                   Не правда ли, хранить мы будем тайну?
 
                   Антигона
                   О нет, ступай к врагам, открой им все!
                   Безмолвствуя, ты будешь ненавистней.
 
                   Исмена
                   Каким огнем полна твоя душа!
 
                   Антигона
                   Усопшему любовь моя отрадна.
 
                   Исмена
                   Ты все равно не можешь...
                 
                   Антигона
                                   Молчи, молчи, Исмена,
                   Не то врагом ты будешь мне навек.
                   Дай исполнить мне
                   Мой замысел безумный и погибнуть, –
                   Прекрасной будет смерть моя!
                                 (Уходит.)
 
                   Исмена
                                                Иди
                   И знай, что ты уходишь неразумной,
                   Но любящей и верной до конца.
                                 (Уходит.)
 
                                    Хор
 
                                  Строфа I
 
                        Луч зари, первый взгляд
                        Золотистого дня,
                        Над диркейской волной
                               И над Фивами
                               Семивратными
                        Ты блеснул – и, смутясь,
                        Пред тобою бежал
                        Воин с белым щитом,
                               Муж из Аргоса, –
                        Полиник к нам пришел,
                        Полный хитрой вражды,
                        Полиник свою рать
                        В шлемах блещущих,
                        С конской гривою,
                   К нам привел: так из туч
                   С белоснежным крылом,
                   С громким криком орел
                        Низвергается.
 
                                Антистрофа I
 
                   Он над Фивами стал,
                   Поднял копья, открыл
                   Кровожадную пасть,
                        Как чудовище.
                        Но, убийствами
                   Не насытившись, враг
                   Отступил: наших стен
                   Не коснулся пожар.
                        Вея ужасом,
                   Бог войны загремел;
                   И, надменную речь
                   Ненавидящий Зевс,
                   Видя гордое,
                   В блеске золота,
                        Вражье войско того,
                        Кто готов был кричать
                        О победе, - во прах
                               Сбросил молнией.
 
                                 Строфа II
 
                   Пал, загремел и о землю ударился,  тяжко
                   Молнией бога сожженный, за миг перед тем
                        Страшный и яростью,  буре подобный.
                        Но благодатный, великий Арей,
                             Непобедимый союзник,
                             Поколебал их ряды.
                                  В поле рассеял
                                  И погубил.
 
                        Семь вождей бегут, покинув
                        Богу медные трофеи.
                        Только те, кого вскормили
                        Мать одна, один отец,
                        Только два несчастных брата
                        Устремили друг на друга
                        Копья, оба победили,
                        И удел обоих смерть.
 
                               Антистрофа II
 
                   В город, где гул колесниц не смолкает, с приветом,
                   С громкою славой богиня Победа вошла.
                        Войны забудем и храмы наполним
                        Пеньем и пляской на целую ночь.
                             Вакх, потрясающий землю
                             В пляске ударом ноги,
                             Хоров веселых
                                  Будет вождем.
                        Но сюда грядет владыка
                        Менойкид, правитель новый.
                        В этот день, когда свершилась
                        Воля вечная богов,
                        Царь, в душе своей питая
                        Новый замысел, недаром
                        На совет старейшин фивских
                        Чрез глашатаев созвал.

И в конце учебного года, в мае, мы с ребятами готовим заключительный урок на параллель 8 классов. К концу года становится понятно, кто сможет лучше проявить себя как актер, кто – как режиссер или сценарист, а кто-то будет готовить элементы костюмов и декораций. Это, конечно, получается не всегда, так как существует множество нюансов, которые возникают на пути каждого практикующего учителя. Тогда я просто провожу урок с элементами театрализации, например, вот с такой викториной, задания которой позволяют довольно глубоко погрузиться в древнегреческую культуру. Отвечая на вопросы викторины, нужно не только объяснить «крылатые выражения», но и подробно рассказать о том, как они появились.

Итоговая викторина за курс 8 класса:

«Высечь море» – выражение употребляется по отношению к тем людям, которые в слепой ярости пытаются выместить злобу над чем-то неподвластным.

Царь персов Ксеркс пошел в V веке до н. э. войной на Грецию. Персы перебросили мосты через Геллеспонт - пролив, отделяющий Азию от Европы (теперь – Дарданеллы). Буря разметала эти мосты. Разъяренный деспот приказал строителей казнить, а дерзкое море высечь цепями, наложить на него клеймо преступника и опустить в воду оковы, приговаривая: "Тебя, горькая вода, казнит владыка за то, что ты причинила ему обиду, не будучи обижена им. Царь Ксеркс переступит через тебя, желаешь ты этого или нет..."

«Ткань Пенелопы» – выражение употребляется в значении «ловкой хитрости».

Этот образ, как и сотни других, пришел к нам из великой поэмы древности – из «Одиссеи» слепого Гомера. Пенелопой звали верную жену хитроумного скитальца по миру Одиссея, царя Итаки. Двадцать лет ожидала Пенелопа возвращения исчезнувшего мужа. Год за годом ей досаждали женихи, желавшие, чтобы она вступила с кем-либо из них во второй брак. Пенелопа недаром была супругой хитреца: она пообещала сделать выбор после того, как кончить ткать покрывало для своего старого свекра, Лаэрта, Одисеева отца. Женихи доверчиво ждали: Пенелопа была искусная ткачиха. Но каждую ночь она распускала все, что успевала изготовить за день. А когда наконец ее хитрость была раскрыта и она оказалась перед необходимостью немедленного выбора будущего супруга из числа осаждающих ее женихов, вернулся Одиссей и жестокой схватке перебил всех соискателей руки своей жены. Мы называем работой Пенелопы всякий бесконечно длящийся труд, результаты которого уничтожаются по мере его продвижения вперед. «Ткань Пенелопы» означает ловкую хитрость, а самое имя «Пенелопы» стало символом верности жены отсутствующему мужу.

«Достигнуть апогея» – означает достигнуть самой высшей меры расцвета, могущества, власти, славы. Апогей – греческое слово: «апо» – далеко, «гея» – земля. Буквально – «далеко от земли».

«Троянский конь» – означает дар врагу с целью его погубить.

Во времена войны с Троей ахейцы, после длительной и безуспешной осады, прибегли к хитрости: они соорудили огромного деревянного коня, оставили его у стен Трои, а сами сделали вид, что уплывают (изобретение этой уловки приписывают Одиссею, хитрейшему из вождей данайцев, а коня изготовил Эпей). Конь был приношением богине Афине Илионской. На боку коня было написано «Этот дар приносят Афине Воительнице уходящие данайцы». Для постройки коня эллины срубили росшие в священной роще Аполлона кизиловые деревья , жертвами умилостивили Аполлона и дали ему имя Карнея. Жрец Лаокоонт, увидев этого коня и зная хитрости данайцев, воскликнул: «Что бы это ни было, я боюсь данайцев, даже дары приносящих!» Но троянцы, не слушая предостережений Лаокоонта и пророчицы Кассандры, втащили коня в город. Внутри коня сидело 50 лучших воинов, либо лишь 9 воинов: Менелай, Одиссей, Диомед, Ферсандр, Сфенел, Акамант, Фоант, Махаон и Неоптолем. Имена всех перечислил поэт Сакад Аргосский. Ночью греки, прятавшиеся внутри коня, вышли из него, перебили стражу, открыли городские ворота, впустили вернувшихся на кораблях товарищей и таким образом овладели Троей («Одиссея» Гомера, 8, 493 и сл.; «Энеида» Вергилия, 2, 15 и сл.).

Полустишие Вергилия «Боюсь данайцев, даже дары приносящих», вошло в поговорку. Отсюда же возникло выражение «троянский конь», употребляемое в значении: тайный, коварный замысел.

«Ахиллесова пята» – означает «слабое, уязвимое место»

Миф повествуюет о том, как мать Ахилла (Ахиллеса), Фетида, захотела сделать тело своего сына неуязвимым и для этого окунала его в священную реку Стикс. Она держала его за пятку, которой не коснулась вода, поэтому пятка осталась единственным уязвимым местом Ахилла, куда он и был смертельно ранен отравленной стрелой Париса.

«Со щитом иль на щите» – означает «вернуться победителем (со щитом) или «достойно умереть» (и тогда тело погибшего воина принесут на щите, воздавая почести).

В Древней Греции суровым мужеством и другими воинскими добродетелями славилась маленькая Спарта, страна закаленных патриотов. Существует легенда о некоей спартанке Горго. Провожая сына на войну, она вручала ему щит, по-спартански кратко сказав: «С ним или на нем!» Это лаконическое (то есть «чисто спартанское» - спартанцев звали также лаконцами) напутствие означало: или ты вернешься победителем, со щитом, или пусть тебя принесут на щите, как спартанцы носили своих мертвых.

«Разрубить гордиев узел» – означает «решить запутанное дело смело, решительно, силой, прямолинейно». По легенде, жрецы Фригийского храма Зевса предсказали, что первый, кто вступит в их город, будет самым выдающимся царем за всю историю страны. Первым в город въехал на своей телеге никому не известный крестьянин Гордий. Его выбрали Фригийским царем. В память о данном событии он принес в дар храму Зевса телегу, на которой въехал в город. Гордий привязал ее к алтарю таким сложным узлом из кизилового лыка, что никакой искусник не мог его распутать. Оракул предсказал, что человеку, который распутает гордиев узел, покорится весь мир. И вот столицу Фригии покорил величайший из полководцев древности — Александр Македонский. Молодой военачальник вошел в древний храм, пригляделся к прославленному узлу и, выхватив меч, рассек его одним ударом. Жрецы истолковали это так: «Он завоюет мир! Но мечом, а не дипломатией».

«Танталовы муки» – употребляется в значении «близости чего-то необходимого, желанного и недоступного».

Согласно древнегреческой мифологии, Тантал, царь Фригии (иногда его называют царем Лидии), был любимцем богов, и они часто приглашали его на свои пиршества. Но царь Тантал возгордился от таких почестей и был за это наказан. Как пишет Гомер в «Одиссее», его наказание состояло в том, что он, будучи низвергнут в ад или, согласно поэту, в Тартар (отсюда русское выражение «полететь в тартарары»), был обречен вечно испытывать муки голода и жажды. При этом он стоял по горло в воде, а над ним висели ветви с разнообразными плодами. Но только он наклонится к воде, чтобы напиться, как она отступает, только протянет руки к ветвям — они поднимаются вверх. «Танталовы муки» - синоним страданий из-за невозможности достигнуть желаемого, хотя оно, на первый взгляд, вполне достижимо; и аналог русской пословицы: «Близок локоток, да не укусишь».

«Авгиевы конюшни» – употребляется в значении «чего-либо запущенного до предела»

Авгиевы конюшни, в греческой мифологии, - огромные и сильно загрязненные конюшни царя Элиды Авгия, очищенные от нечистот в один день Гераклом, направившим в них воды реки (один из его 12 подвигов). В переносном смысле – «крайний беспорядок, запущенность».

«Сизифов труд» – труд нескончаемый, бессмысленный.

Коринфский царь Сизиф, рассказывали греки, был великим хитрецом. Непокорный гордец, он все время обманывал богов и издевался над ними. Он выдал людям тайны богов, ставшие ему известными. Зевс послал к нему Смерть, но он и Смерть заковал в цепи, и люди стали бессмертными. Победив, в конце концов, Сизифа, боги назначили ему суровую казнь: он был обречен все время катить в гору огромный камень. Едва камень достигал вершины, он срывался и обрушивался к подножию холма. Дело надо было начинать вновь и вновь. Наказание Сизифа было страшно не столько трудностью, сколько бессмысленностью его.

В заключение мне, дорогие коллеги, хотелось бы еще раз напомнить известную истину: дети талантливы от природы. Но, к сожалению, в школе мы порой заставляем их растерять многие из своих талантов и порой превращаем их в равнодушных и циничных людей. Для того чтобы это происходило значительно реже, необходимо нам, педагогам, внимательнее и вдумчивее относиться к своей работе, стараться помогать ученикам развивать свои творческие способности. Конечно, театрализация урока – это не единственный прием, который может использовать в работе учитель, но я уверена, что тот, кто в свой арсенал добавит приемы театрализации не прогадает!


О театрализации уроков в школе

Назад в раздел