Поиск по сайту

Белый рыцарь печального образа: генерал В.О.Каппель — легендарная личность в Белом движении (материалы для уроков истории в школе).

Автор: Никитушкина Ирина, учитель истории ГБОУ СОШ № 1 города Похвистнево Самарской области


     В истории Гражданской войны видное место занимает активный деятель белогвардейского движения – генерал Владимир Каппель. В годы советской власти образ Владимира Оскаровича Каппеля или замалчивался, или подавался в искажённом виде. Лишь с наступлением перестройки многие эпизоды отечественной истории получили своё истинное освещение. Стала достоянием общественности и правда о жизни этого удивительного человека.
     Сто лет назад, в июне 1918 года, пятеро членов Учредительного собрания, оказавшихся в Самаре, при поддержке чехословацких легионеров создали антибольшевистское правительство, которое так и назвали – Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания. Это событие оказалось поворотным в жизни одного из самых видных военачальников Гражданской войны, в которую была втянута Россия в то время – Владимира Каппеля.
     Имя этого колчаковского генерала вновь оказалось на слуху, когда несколько лет назад на кладбище Донского монастыря в Москве со всеми воинскими почестями прошло перезахоронение его останков, перенесённых в Россию из Харбина. Сделано это было вопреки желанию его многочисленных потомков, которые считали, что прах их деда и прадеда должен был упокоиться на Егошихинском кладбище в Перми, рядом с могилой его жены Ольги Строльман.
Являясь убеждённым монархистом, Владимир Оскарович Каппель категорически отвергал как февральскую революцию, так и итоги октябрьского вооружённого переворота. Во время Первой Мировой войны он дослужился до подполковника и должности штаб-офицера при главнокомандующем армиями Юго-Восточного фронта. После Февральской революции Каппели, у которых в 1917 году родился сын Кирилл, переезжают в Пермь, где, как они считали, было и спокойнее, и сытнее.
Повернись судьба чуть-чуть иначе и Владимир Оскарович Каппель мог стать не белогвардейским полководцем, а красноармейским. Он прожил в Перми до конца мая 1918 года. Кадровому офицеру нужно было определяться с выбором. Каппель «поддался на агитацию», вступил в Красную Армию и уехал к месту службы в Самару. Самарский краевед Александр Завальный говорит, что именно этот город сыграл в судьбе Каппеля то ли злую, то ли наоборот, добрую шутку. Пока новоиспечённый «красноармеец» добирался до Самары, к власти в ней пришёл Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания. И вместо красных подполковник Каппель попал к белым, где встретил однокашников по Николаевской академии и перешёл к ним на службу. А не случись этого, Владимир Оскарович вполне мог стать красным маршалом и закончил бы свой жизненный путь не в 1920-м, а на 17 лет позже, в 1937 году. Правда, не героем, а врагом народа. Именно с Самары и начался взлёт полководческой карьеры будущего главнокомандующего армиями Восточного фронта.
КомУЧ формировал боевые части для борьбы с большевиками. В составе армии было немало опытных офицеров, прошедших Первую мировую войну, но никто из них не желал брать на себя командование наспех созданными частями, поскольку численный перевес сил был на стороне красных, подступавших в те дни со всех сторон, и дело казалось безнадёжным. Лишь подполковник Каппель добровольно вызвался взять на себя эту миссию, возглавив 1-ю Самарскую добровольческую дружину. Добиваясь победы по-суворовски, то есть не числом, а умением, Каппель настолько успешно громил большевистские формирования, что очень скоро слава о нём разлетелась не только по всей Волге, но достигла даже Урала и Сибири.
     Его новая служба началась с лихого взятия Сызрани. Потом, находясь во главе уже всей армии КомУЧа, Владимир Каппель взял Симбирск и Казань, захватив в последней золотой запас России. После этого большевики объявили награду в 50 тысяч рублей за его голову. К тому времени Каппель был уже у Колчака, где и дослужился до главнокомандующего Восточным фронтом.
Дальнейшая судьба его известна. Были успехи, были поражения. В начале декабря 1919 года Владимир Каппель был назначен командующим Восточным фронтом. Деморализованная армия в беспорядке отступала на Восток. Новый военачальник попытался собрать разрозненные части воедино. Самая тяжёлая ситуация была под Красноярском. Каппель решил обойти город с севера. Армия трое суток шла по льду Енисея. Однажды он провалился в полынью, от переохлаждения заболел тифом и воспалением лёгких и умер в январе 1920 года, до конца оставаясь на боевом пути. Армия же продолжала пробиваться в Читу, на соединение с войсками атамана Семёнова. Так закончился его боевой путь во время трагического для колчаковцев Сибирского ледяного похода. И это ли не знак высшего уважения: его похоронили в Чите, у ограды главного храма. Но когда белым пришлось отступать, подчинённые везли прах командующего с собой и потом, после исхода за границу, с почестями похоронили его в Харбине, у храма Иверской Божией Матери. На могиле своего командира они поставили памятник. Как известно, в 1955 году по решению правительства СССР его снесли.
Российские поисковики обнаружили точное место захоронения Владимира Каппеля в 2005 году. 14 декабря 2006 года его останки были переправлены в Москву. Пекинский поезд останавливался в тех сибирских городах, где некогда воевал Каппель. В Перми его встретил почётный караул, в котором стояли члены местного военно-исторического клуба, юные кадеты и родственники генерала. В этом городе похоронена его супруга – Ольга Сергеевна Строльман. Из-за мужа она была репрессирована.
     Поезд прибыл в Москву вечером 22 декабря. Гроб с прахом был перевезён в храм Новомучеников Российских. Сопровождающим был Александр Алекаев, руководитель проекта «Белые воины», которому принадлежит инициатива перезахоронения русского генерала. Останки Владимира Каппеля 12 января 2007 года упокоились в Донском монастыре, рядом с могилой другого белого генерала – Александра Деникина. Солдаты Президентского полка отдали ему последние воинские почести.
     «С бабами и детьми не воевал», - так называлась одна из статей о нём, опубликованная уже в перестроечное время. По воспоминаниям современников, это полностью соответствует действительности. Взятых в плен красноармейцев, не желавших добровольно вступать в ряды белых войск, Каппель распускал по домам, делая часто их из врагов друзьями. Но собственных мародёров расстреливал. И заслужил тем самым уважение даже врагов, а свои его просто боготворили.
     Тяжело складывалась жизнь семьи Владимира Каппеля. В то время, когда будущий генерал воевал на фронтах Гражданской войны, его жена – Ольга Строльман, оставшись с детьми в Перми, пошла, работать машинисткой в штаб 3-й армии красных. Через год, по простоте душевной, заполняя анкету, написала, кто её муж. После этого её отстранили от работы с полным запретом на работу в военных учреждениях. Позже за неё взялись сначала пермские, а следом и московские чекисты. К счастью, из Бутырки её всё-таки выпустили, и довольно быстро. Но только после того, как она согласилась заочно оформить развод с мужем и вернуть девичью фамилию себе и детям.
     После возвращения в Пермь, Ольга Сергеевна пять лет проработала в машбюро тех самых Пермских пушечных заводов, ставших к тому времени Мотовилихинскими, горным начальником которых десять лет был её отец, Сергей Строльман. Он, кстати, вошёл в историю Мотовилихи, прославившейся своим вооружённым восстанием в декабре 1905 года тем, что после подавления бунта не уволил с завода ни одного из родственников тех, кто поднял оружие на царскую власть. Большевики, очевидно, помнили это и не трогали бывшего дворянина, а в 1920 году даже предложили место преподавателя в Пермском индустриальном техникуме.
     Но в 1937 году репрессии дошли и до этой семьи. Первым был арестован брат Ольги Строльман – Константин, инженер-путеец. Действия Каппеля против красных ему в вину не ставили, но расстреляли в 38-м за якобы шпионаж в пользу Германии и организацию диверсий. До старшего Строльмана очередь дойти не успела, он к тому времени уже умер. А Ольгу Сергеевну и её сына, 20-летнего Кирилла, арестовали 30 декабря 1937 года. Её объявили японской шпионкой и приговорили к пяти годам исправительно-трудовых лагерей. Срок потом продлили ещё на два года. На свободу она вышла только в 1944-м году. Почти половину своего срока Ольга Строльман провела в Молотовском следственном изоляторе, который стоит напротив Егошихинского кладбища, где она и упокоилась в 1960 году, получив в 1957 году полную реабилитацию.
     А Кирилл Строльман провёл в заключении только два года и после выхода на свободу восстановился на 4-м курсе Молотовского строительного техникума. Во время Великой Отечественной войны был на фронте, дважды тяжело ранен, награждён орденами и медалями. Внук Владимира Каппеля Борис Кириллович Стольман о том, кем был его дед, узнал только в конце 80-х годов, когда многое, что прежде скрывалось, выплеснулось наружу. А бабушка, хотя и жила в семье Бориса Кирилловича, ни разу, ни словом не обмолвилась. Сын Бориса Кирилловича Егор Строльман, правнук Владимира Каппеля – полковник ВС РФ, решил написать заявление с просьбой сменить фамилию. Никаких оснований для отказа он не видит. Значит, в Российской армии вновь может появиться фамилия Каппель. А может быть, даже будет генерал Каппель.

http://www.maam.ru/detskijsad/stranicy-istori-belyi-rycar-pechalnogo-obraza-v-o-kapel-legendarnaja-l...

Поделиться:


Назад в раздел