Поиск по сайту

Ценность герменевтического анализа исторических текстов

Автор: Проскуряков Андрей Дмитриевич, учитель истории ГБОУ №76, Санкт-Петербург


      В среде школьников нередко бытует мнение, что уроки истории являются чем-то вроде факультатива: на них можно расслабиться, поговорить о жизни, отдохнуть от точных наук. Возможно, в этом есть доля истины, но давайте подумаем о том, что именно история лежит в основе всех общественно-политических событий. Именно история позволяет нам научиться строить взаимосвязи между экономикой и политикой, между политикой и общественными движениями. Не разобравшись в богатом историческом опыте, разве можно понять ситуацию в обществе на текущий момент времени? Человек, как известно, существо общественное, поэтому нет ничего более полезного, чем уроки истории для того, чтобы разобраться в жизни общества. И уроки здесь выступают не только как элементы школьной программы, но и как результаты событий, случившихся за всю историю человечества. Но как правильно истолковать событие? Как понять причины и следствия? Как отделить значение от итога? Ответ на эти вопросы и лежит в основе школьной программы по истории.
     Рассмотрим теперь историю с академической точки зрения. За XX век произошло много изменений в исторической науке. Старые подходы к изучению исторического источника, которые были разработаны позитивистами, переставали давать ответы на увеличивающееся количество вопросов. Это вызвало кризис в науке и острую необходимость искать новые способы изучения источников, а вместе с тем и новые способы трактовки исторического процесса. Прежде история писалась с позиций дня сегодняшнего, объясняя, оправдывая и, тем самым, легитимируя существующее положение дел. В итоге, некое событие априори должно было стать предшественником современной исторической ситуации, а она, в свою очередь, закономерный результат прогрессивного развития общества. Но, как было отмечено, такая трактовка стала давать сбой – события прошлого стали казаться нелогичными и непоследовательными. Чтобы решить это противоречие, был выработан новый подход. Его приверженцы следовали иной логике объяснения событий. Их рассматривали не как часть линейного развития, а как самостоятельный факт прошлого, как будто не зная, чем он впоследствии завершится. Такой подход предложила постмодернистская школа источниковедения.
     Чаще всего историку приходится работать именно с письменными источниками: документами, грамотами, летописями. Разумеется, что в рамках школьного урока невозможно развернуть полноценное исследование документа. Это требует определённых знаний, опыта, большого количества времени. Наша цель – продемонстрировать работу над источником и позволить школьнику самому подумать над смыслом хотя бы одного небольшого отрывка текста. Сделанные открытия не оставят равнодушным ни одного ученика, а умение искать в тексте логику впоследствии войдёт в привычку. Более того, работа с текстом, умение выделить не только очевидные факты, но и подтекст, является важным навыком не только при работе с историческим текстом, но и с текстом вообще, а это необходимо на всех предметах гуманитарного направления. Но как правильно истолковать источник? Какими методами для этого пользоваться?
     Поскольку мы рассматриваем письменные, а точнее нарративные, источники, то следует отметить и их особый характер, связанный с нарративным способом познания. Он заключается в наделении того или иного исторического события конкретным смыслом. При этом нарративное познание не требует правдивости происходящего. Так, текст не значим вне дискурса, а текст, включённый в дискурс, оказывается субъектом истории. Поэтому проводить анализ источника следует с точки зрения интерпретации конкретных исторических событий. В этих условиях получить объективные факты, а тем более оценки, в сущности, невозможно, однако мы можем выделить некую ментальную призму, через которую автор видел описываемые события, а уже на её основе реконструировать субъективную историческую реальность.
     В этом контексте особую роль играет историко-филологический подход к изучению источника. Наука XIXв. рассматривала источник, как непосредственное отражение действительности. Современная же наука рассматривает его как продукт творчества, а значит, подразумевает при его оценке обязательный взгляд со стороны культурно-исторического контекста, а также непосредственно со стороны личности автора. Позиция автора так становится важной частью, которая позволяет расширить информативные возможности источника. В итоге можно восстановить не только факты, но и культурный контекст, в котором был создан источник.
     Методология, которую мы будем использовать для работы с текстом – герменевтика. Герменевтика – наука, а точнее искусство, толкования текстов.
Герменевтическое исследование в его академическом смысле должно проводиться в широком историческом, филологическом и культурном контексте, учитывать творческую индивидуальность создателя текста.  Для нас термин «герменевтика» важен в смысле правильного понимания текста, способа интерпретации, опирающегося на картину мира и представления самого автора.
     Подходя ближе к вопросу о ценности герменевтического анализа исторического текста для изучения истории в школе, а также для успешной сдачи экзаменов, отметим, что данный подход позволяет на основе определённых маркеров, найденных в тексте, восстановить культурно-исторический контекст, а значит и найти ответы на многие вопросы. От того, как и насколько точно будет определен исходный концепт — оптика, сквозь которую автор изучаемого текста видел происходящие события и описывал их, будет во многом зависеть вся конструкция «исторической реальности». В том смысле анализ исторического текста напрямую связан с литературоведением и лингвистикой. Такой подход позволяет школьнику не только шире взглянуть на историческую эпоху с помощью небольшого отрывка документа, но и понять, насколько важны и прочны межпредметные связи.
     Поясним теперь, какие типы маркеров эпох будут играть для нас наиболее важную роль в восстановлении культурно-исторического контекста.
•    Самые очевидные и легко узнаваемые – это даты. Даты легко находятся в тексте, по ним несложно определить период и культурный контекст.
•    Имена. Их также несложно отыскать, но вот для соотнесения личности с периодом требуются уже определённые знания или комплексный анализ маркеров.
•    Топонимика. Названия городов, регионов, улиц и площадей – всё это неизменно укажет нам на то, где происходили описанные события. Как минимум, упоминание в тексте о Санкт-Петербурге позволит ограничить нижнюю временную границу 1703 годом.
•    Термины. Для определённой исторической эпохи довольно часто характерен набор своих уникальных терминов и понятий. Но при работе с этим типом маркеров желательно предварительно рассмотреть эти понятия, чтобы ученик смог ориентироваться на них и делать выводы.
     Работая на уроках по такому принципу можно использовать две стратегии. Первая будет основываться на том, что у ученика уже есть определённые знания по периоду, о котором написан текст. Он знает, что Петербург основан в 1703 году, в нём есть Сенатская площадь, а восстание декабристов произошло в декабре. Казалось бы, элементарные факты, но, к сожалению, даже в старших классах можно столкнуться с незнанием довольно простых вещей. В случае наличия информации по эпохе, описанной в тесте, при наличии определённых знаний ученики без труда смогут сделать самостоятельные выводы. Вторая стратегия основывается на том, что эпоха и, соответственно, её маркеры ученикам не знакомы. В этом случае можно поступить следующим образом. Прочитать текст, обращая особое внимание на незнакомую терминологию, названия и имена. Задача, в данном случае, будет научиться не столько использовать, сколько выделять маркеры эпохи. Уже на основе выделенных слов учитель может построить дальнейшее объяснение. Также, в контексте данной стратегии, можно применить модель «Перевёрнутый класс». В этом случае ученики получают ссылку на небольшую видео-презентацию, где даётся не столько объяснение, сколько «затравка» и мотивация найти нужную информацию самостоятельно. Это позволит продуктивнее провести урок и больше времени отвести на исследование, поскольку необходимая терминологическая база уже будет собрана.
     В заключение, хотелось бы привести краткий пример того, как герменевтический анализ отдельных элементов текста позволяет сформулировать гипотезу о замысле и функциях произведения в целом. Для этого обратимся к истолкованию текстов ПВЛ и социальных функций русского летописания, на основе концепции И.Н. Данилевского, изложенной в труде «Повесть временных лет: герменевтические основы изучения летописных текстов». Автор ставит в своём исследовании вопрос, что позволило летописцу объединить несколько сюжетов в единое по смыслу произведение.
    При обычной для древнерусских текстов неустойчивости их заголовков, первые три строки наиболее раннего из дошедших до нас летописных сводов остаются — по крайней мере, по содержанию — практически неизменными: «Се повѣсти времяньных лѣт, откуду есть пошла Руская земля, кто в Киевѣ нача первѣе княжити, и откуду Руская земля стала есть». Анализ его должен приблизить нас к пониманию произведения, которое оно открывает, в целом.
До определённого времени сам факт принятия христианства являлся условием спасения на Страшном суде. Эту мысль мы находим в Слове о Законе и Благодати Илариона (1 пол. XIв.):  «крьщение же сыны свои препущаеть на вѣчьную жизнь». Однако через некоторое время положение меняется. Появляется идея воздаяния за конкретные дела. Эта мысль звучит в Изборнике 1076г. Одновременно возникает и необходимость фиксации деяний. На Руси в качестве своеобразного реестра деяний вполне могли выступать летописи.
     В этот же период меняется и название. «Повести» могли означать предвозвещения, предсказания. «Времянных» чаще понимается как временное, непостоянное, не вечное, земное в противопоставлении небесному. Это придавало сакральный оттенок.  Исследование текстов показало, что данное словосочетание имеет и другой вариант истолкования: последние времена. В итоге мы получим: Вот — предсказания (или предвозвещения) чисел и сроков последних времен от начала Русской земли. Кто в Киеве начал первым княжить, и откуда Русская земля стала — так начнем эту повесть. Эсхатологический смысл повести подкрепляет и упоминание о затмениях, землетрясениях, кометах. Всё это попадает под  грядущий Конец света, а значит, каждое событие могло стать логическим завершением повести.
     Так, исследования показывают, что восхваление «своего князя» не могло быть главной целью повести, поскольку противоречило религиозному, наставительному духу священнослужителей. Анализируя название, можно предположить, что повесть – это своеобразный отчёт от начала Русской земли до Конца света. Что касается предназначения летописи, то анализируя библейские образы, можно предположить, что писалась она не для князей, а для Того, кому попадут тексты на Страшном суде.

Поделиться:


Назад в раздел